Межов Иннокентий Дмитриевич: Пули почему-то пролетали мимо меня
Путь сибиряка от Москвы до Праги
Ко дню 75-летия в Великой отечественной победе жители Бурятии infpol.ru совместно с жителями республики вспоминают героев тех лет, наших ветеранов. Если вам есть о ком рассказать, то присылайте ваши письма на почту vb@infpol.ru с пометкой «К 75-летию Победы». К письму обязательно прилагайте фотографии.

Ни одну семью, ни один дом не обошла война. В те страшные времена на фронт уходили сыновья, отцы, деды. Многим из них не суждено было вернуться, а те, кто все же приехал домой, навсегда сохранили в памяти страшные мгновения. Но ушедшие люди живут в наших воспоминаниях, и, пока мы о них говорим и пишем, они все еще с нами.

Племянница участника Великой Отечественной войны Анна Георгиевна Лушникова рассказывает о своем дяде, ведь он герой, прошедший с боем от Москвы до Праги.
«Он все время был на передовой»
- Уходит поколение победителей, да и нас, «детей войны», знавших и испытавших все невзгоды и тягости тех страшных дней, осталось не так уж и много. Поэтому мы должны оставить для наших детей, внуков, правнуков память о тех, кто подарил нам жизнь, мирное небо над головой, чтобы знали и вспоминали близких и дорогих нам людей. Немногим было дано счастье выжить в этой страшной войне. Одним из таких счастливчиков был мой дядя (брат мамы) – Иннокентий Дмитриевич Межов, - рассказывает Анна Георгиевна.
Свой боевой путь он прошел в 1-й гвардейской воздушно-десантной Звенигородско-Бухарестской Краснознаменной ордена Суворова дивизии в составе 2-го Украинского (Степного) фронта с 1942 по 1945 год в звании командира взвода батареи артиллеристов. Межов с февраля по сентябрь 1942 года был курсантом 138-го отдельного запасного стрелкового полка 17-й армии. А с 30 сентября 1942-го по 16 октября 1945 года участвовал во всех боевых операциях дивизии. Все орудия располагались на танкоопасных направлениях, артиллеристы сами минировали и разминировали подходы к своим рубежам. С боями дивизия освободила Тулу, Орел, принимала участие в битве за Курск. Здесь была лесисто-болотная местность, трудно было перемещать орудия, приходилось прокладывать колонне пути из бревен, особенно это было трудно делать с наступлением распутицы под Старой Руссой, где шли ожесточенные бои.

Как рассказывает наша читательница, в сентябре-октябре 1943 года дивизия принимала участие в форсировании Днепра и освобождении Украины. Переправленные орудия сразу же занимали позиции на плацдарме и отражали атаки противника. Дядя Анны Георгиевны получил орден Славы за Курскую дугу, но, к сожалению, утопил его при переправе через Днепр. После этого дивизия участвовала в освобождении Харькова, Полтавы, Кривого Рога, Кировограда, Звенигорода, Дубоссара и вышла к государственной границе с Румынией.

В Криворожской наступательной операции уцелели две пушки и одна гаубица. Было ранено и убито много артиллеристов. Принимал участие в Корсунь-Шевченковской операции, где бои носили ожесточенный характер, населенные пункты и отдельные участки переходили из рук в руки, дело доходило до рукопашных схваток. Артиллеристы стояли насмерть. К слову, после они все получили правительственные награды и благодарности.
- В этом бою мой дядя получил ранение в ногу. Вот как он вспоминал этот бой: «Ничего не помнил, очнулся, сидя на земле, кругом все разрушено, свистят пули, стонут люди, но пули почему-то пролетали мимо меня». Про него говорили, что он был очень счастливым человеком, ведь тогда его с легкостью могли ранить. Да и всю войну он все время был на передовой, - утверждает она.
«Закончена война»
Как дальше рассказывает Анна Георгиевна, в распутицу (март-апрель 1944 года) ее дядя принимал участие в Уманско-Ботошанской операции, где орудия приходилось перемещать на конной тяге. Вязли люди, лошади, орудия. Форсировав Южный Буг, вышли в направлении Дубоссар, с ходу форсировали Днестр. Уже в августе 1944 года он участвовал в Ясско-Кишиневской операции и освобождении Румынии. Артиллерийское наступление было настолько успешным, что наши войска не встретили яростного сопротивления врага. В ноябре-декабре 1944 года дивизия приняла участие в Будапештской операции и освобождении Венгрии и Будапешта. С декабря 1944 года дивизия вела наступательные бои в горно-лесистой местности, создававшей дополнительные трудности при перемещении орудий, которые всегда были на передовой. Не зря же артиллерию называли «богом войны».

- 25 декабря 1944 года получил сквозное ранение левого бедра. Пережить и испытать такое, дано не каждому, - отмечает племянница героя.
Уже падал Берлин, приближалась победа, но был получен приказ об освобождении Праги. С 6 по 14 мая 1945 года дивизия принимала участие в Пражской наступательной операции. Прорвав оборону и преследуя противника в районе южной части Праги, вышли к реке Витава, где 14 мая 1945 года праздновали победу.
С июня по август 1945 года дивизия была переведена в состав Забайкальского фронта в район города Чойбалсана (Монголия) для разгрома Квантунской армии.
- Под палящим солнцем, через песчаные пустыни, преодолев Большой Хинган, по территории Монголии и Китая прошли 1 100 км. В ноябре 1945 года дивизия была переброшена в Нижнеудинск, где и была расформирована. Вот тогда для Иннокентия Дмитриевича была закончена война, - продолжает она.
«С крестами на груди и целой головой»
По словам Анны Георгиевны, Иннокентий Дмитриевич был очень скромен, практически не вспоминал о своих боевых действиях, не носил своих заслуженных наград.
- Впервые мы увидели его награды в день 25-летия Победы. Войдя в наш дом, он обратился к своей старшей сестре (моей маме): «Смотри, мать, я пришел с крестами на груди и целой головой». Дело в том, что, провожая его на фронт, моя мама напутствовала его словами: «Или голова в кустах, или грудь в крестах», - отмечает читательница.

К слову, детство ветерана было очень трудным. В возрасте трех лет он остался без матери, рос с отцом, братьями и сестрой, которая как могла заменяла ему мать.

- Что касаемо моей мамы, то она была старшей дочерью в семье, хотя ей и самой было всего восемь лет, когда умерла ее мама. Но она растила младших братьев, все-таки единственная женщина в семье осталась. Все ребята были очень дружны между собой. От нас его проводили на фронт. Я сама с 1936 года и помню, как я маленькая была. Помню, когда была маленькая, мы с младшим братом стояли на скамейке и провожали Иннокентия Дмитриевича. Это врезалось в память, - говорит племянница.

До войны Межов работал в отделении милиции Селенгинского района. В 1946 году Дмитрий Иннокентьевич вернулся и устроился в линейное отделение на станции Гусиное Озеро. В этом же году он женился, через год в семье родился сын, пару лет спустя - второй, а в 1949 году на свет появилась дочь. К сожалению, сейчас никого в живых не осталось. Лишь один внук от дочери, который живет в Красноярске.

Иннокентий Дмитриевич получил два ранения и две контузии - все это давало о себе знать. Он рано ушел на пенсию, в 1957 году. Прожил на станции Гусиное Озеро с 1946 по 1994 год и ушел из жизни в 78 лет.

- Таков человек, такова его история. Вот так жил, работал, воевал уроженец старого города Селенгинска, потомок первопроходцев, покорявших Сибирь, защищавших русскую землю, внесших неизгладимый вклад в становление российской государственности на ее дальних рубежах. Фантастическая сила духа передавалась из поколения в поколение и была заложена в душе Иннокентия Дмитриевича Межова. Память о нем живет в нас, и с гордостью в рядах «бессмертного полка» проходят его родные в Гусиноозерске, Улан-Удэ, Нижнеангарске, Ангарске, Красноярске, Новосибирске, - подытоживает Анна Георгиевна.
Справка infpol.ru. Слава Иннокентия Дмитриевича Межова закреплена двумя орденами Красной Звезды, орденом Славы, орденом Отечественной войны I степени, боевыми медалями «За победу над Германией», «За победу над Японией», «За боевые заслуги», юбилейными медалями – 20, 25, 30, 50, 60 и 70 лет Вооруженным силам СССР. Он - ветеран 2-го Украинского, Забайкальского фронтов, ветеран ВДВ, награжден медалью «За безупречную службу» I степени в органах МВД. В годы войны вступил в ряды Коммунистической партии Советского Союза.